ГлавнаяБиография художникаХронологияИзвестные картиныГалереяДом-музей художникаРейксмюсеум
Рембрандт ван Рейн
(1606–1669)
Рембрандт
“Рембрандт ван Рейн (Rembrandt van Rijn) - великий голландский живописец и гравер, сын мельника Гармена Герритса и Нелтье Виллемсдохтер ван Рейн, родился 15 июля 1606 г. в Лейдене...”
Главная
Поиск

страница 8

остальные идут покорно, ничего  еще не зная, напрягаявнимание и слух, судорожно хватаясь друг за друга и за свои палки-трости. Ноим  всем быть там же, и  это неизбежно, это  через мгновение произойдет: то,чего они сами не видят, со стороны видно с жестокой ясностью.     Конвульсивны  и лихорадочны  жесты  слепцов.  В  оцепенелых лицах резкопроступает печать разрушающих пороков, превращающих их в страшные маски. Этимаски-лица, пересекающие наискось картину из  ее  верхнего  левого в  нижнийправый угол, нечеловечески уродливы и при этом реальны.  Наш взгляд,  словнообгоняя  их,  перескакивая  с  одной   фигуры   на  другую,   улавливает  ихпоследовательные  изменения:   от  тупости  и  животной  плотоядности  черезалчность,  хитрость  и злобу к  стремительно  нарастающей  осмысленности,  авместе с ней  и  к  отвратительному  духовному  уродству. И чем  дальше, темочевиднее  духовная  слепота  берет  верх  над физической, и  духовные  язвыобретают все более общий, уже всечеловеческий характер.     По существу, Брейгель берет реальный факт. Но  он  доводит его до такойобразной концентрации, что  тот, обретая всеобщность, возрастает до трагедииневиданной силы. Только один, падающий вслед за поводырем, слепец обращает кнам лицо  - оскал рта и  злобный взгляд пустых влажных глазниц. Этот взгляд,по Брейгелю, завершает путь слепцов, жизненный путь всех людей.     Но тем более чист - безлюден и чист - пейзаж, перед которым спотыкаетсяодин  слепец, и  которого уже не  заслоняет другой.  Деревенская  церковка сколокольней, пологие холмы,  нежная зелень деревьев полны тишины и свежести.Уютно выглядит  даже  речка,  где  суждено захлебнуться всем  шестерым.  Мирспокоен и вечен.     Человечна природа, а не люди. И  Брейгель создает  не философский образмира, а трагедию человечества. Горькая аллегория! Любя свою многострадальнуюродину, изнемогающую  под  свирепым  игом  испанских  захватчиков,  Брейгельодного  не  мог  простить  своим  соотечественникам:  пассивности,  глухоты,слепоты,  погруженности в муравьиную суету сегодняшнего дня и  неспособностиподняться  на  те горные вершины, которые  дают прозрение  целого,  единого,общего.  Горе слепым!  Но не подобны  ли  героям  этой картины все остальныелюди, не ведающие красоты  и смысла мира,  марионетки,  движущиеся навстречуневедомой им, но неизбежной гибели?     Массивные   фигуры   рембрандтовских   нищих,   их  сгорбленные  спины,тяжеловесная  поступь,  грубые   одежды,   одутловатые   тупые  лица,  частоприобретающие  черты  гротеска  (то есть преувеличенности) -  все это черты,роднящие их с  героями  Брейгеля. Однако и в  этих  офортах Рембрандт  резкоотличен  от  Брейгеля  естественностью  видения,  непосредственной  остротойиндивидуальной  характеристики. Уже налицо свойственная  Рембрандту объемнаямоделировка  без  помощи  обтекающего  внутренние  детали и  формы  внешнегоконтура, одними  лишь  внутренними, мелкими, как  бы  случайными  штришками,которые намечают решающие для движения и характеристики части.     Но не  знатным  маэстро, сочувствующим  беднякам  и  ищущим  среди  нихживописные модели, скитался юный Рембрандт по предместьям  и нищим кварталамЛейдена и Амстердама, а подлинно народным художником, постигавшим жизнь в еепротиворечиях,  у  ее народных истоков. С  напряженным вниманием и  болью  всердце   он   остро  схватывал   все   новые  и  новые  типы  представителейлюмпен-пролетариата голландских городов и деревень - осадок непрерывных войни социально-экономических сдвигов. Как равный среди равных проходил он средибедняков,  не брезгуя их лохмотьями и болезнями. Навсегда вбирал  он в  себянекую покорность и напряженную безысходность, угадываемые им в линиях спин иголов отверженных. Никогда еще он не чувствовал так остро, что отрешается отсамого себя и вживается в самое существо модели. Одиночество, сознание своейотверженности, неотвратимая угроза  надвигающейся смерти -  он  понимал  всеэто,  он  осязаемо  ощущал,  что могут эти силы сделать с  плотью,  мышцами,костями человека.     Он  любил  целыми  днями  бродить по загородным  улочкам и тупикам. Емусамому хотелось есть, и это желание помогло ему постичь великую муку голода.Его  собственное  сердце,  ослабевшее от  сознания заброшенности  и  горькихразмышлений,  забилось в унисон с истощенными, не  знающими радости сердцаминесчастных людей. Карандаш и бумага оказывались в его руках  быстрее, чем онзамечал, что вынимает их из  кармана.  Линия  ложилась за линией,  уверенно,неторопливо  - собственные  страдания всегда пишешь  скромно, без  показногоблеска,  но  с увлечением и  нежностью. В выборе своих  сюжетов он  пересталруководствоваться  внешней  живописностью  лохмотьев  модели,  наоборот,  онразвил в себе как бы особенное пристрастие к проникновенному изображению такназываемых  "разных  паршивых  людишек",  по  меткому  выражению   ВладимираСтасова.     Между  офортами,  изображающими  бродяг,  есть ряд  листов, по  которымвидно,  что  Рембрандт,  подобно  Калло,   не  довольствуется  одной  толькофиксацией  физического облика,  но  стремится выявить  внутреннее  состояниеживого человека,  показать его как гер
 

Портрет матери художника Рембрандт Хармес ван Рейн
Портрет матери художника Рембрандт Хармес ван Рейн
Святое семейство Рембрандт Хармес ван Рейн
Святое семейство Рембрандт Хармес ван Рейн
Портрет молодой женщины с жемчужинами в берете Рембрандт Хармес ван Рейн
Портрет молодой женщины с жемчужинами в берете Рембрандт Хармес ван Рейн
Самсон и Далила Рембрандт Хармес ван Рейн
Самсон и Далила Рембрандт Хармес ван Рейн
Рембрандт ван Рейн о голландском живописце, рисовальщике
e-mail: airkus@mail.ru
ArtNow - картины и художники
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыГостеваяГалереяСтатьи