ГлавнаяБиография художникаХронологияИзвестные картиныГалереяДом-музей художникаРейксмюсеум
Рембрандт ван Рейн
(1606–1669)
Рембрандт
“Рембрандт ван Рейн (Rembrandt van Rijn) - великий голландский живописец и гравер, сын мельника Гармена Герритса и Нелтье Виллемсдохтер ван Рейн, родился 15 июля 1606 г. в Лейдене...”
Главная
Поиск

страница 21

а Винчи: "Хорошийхудожник должен уметь писать две вещи - человека и душу".     Леонардо   прекрасно   реализовал   этот  девиз  в   своем  собственномтворчестве.  В 503-ем  году он  создал находящийся  ныне в парижском  Луврепортрет  Моны  Лизы  Джоконды, явившийся  новым словом в мировом  портретномискусстве (его  высота  девяносто  семь, ширина пятьдесят  три  сантиметра).Пластически  проработанная,  замкнутая  по  силуэту,  величественная  фигуравидной нам по пояс  сидящей женщины, господствует  над  отдаленным,  холоднозастывшим, лишенным жизни, окутанным голубоватой дымкой пейзажем  с высокимискалами и вьющимися  среди них водными  потоками. Сложный полуфантастическийпейзаж,  застилающий дали по  сторонам  от плеч и  головы  Моны  Лизы, тонкогармонирует  с характером и интеллектом портретируемой.  Кажется, что зыбкаяизменчивость  самой  жизни  ощущается   в  выражении   ее   овального  лица,оживленного  едва уловимой улыбкой,  ее спокойном,  уверенном проницательномвзгляде.  Улыбка  была  для  Леонардо  знаком внутренней  жизни  человека. ВДжоконде   улыбка  сочетается  с  особенно  сосредоточенным,   устремленным,кажется,  в нашу  душу, проницательным взглядом; улыбка эта влечет  к  себе,холодный взгляд отстраняет. Переводя  взгляд от ее глаз к  устам и от уст  кнежным, холеным и вместе с тем волевым рукам, как будто плавно струящимся изрукавов  платья,  к простому  наряду,  зритель раскрывает  в  ее облике  всебогатство   и   красноречивость  натуры   этой  флорентийской   патрицианки.Тончайшая, словно тающая дымка светотени  (так называемое сфумато), окутываяфигуру, смягчает  ее контуры и тени  на  фоне отдаленного пейзажа; в картиненет ни одного резкого мазка или угловатого контура.     Портрет ли это конкретной женщины, к которому мы должны подходить как ктаковому: искать глубины проникновения в характер, восхищаться сходством? Ночто значит загадочность улыбки Джоконды, которую тщетно  пытались разъяснитьвсе поколения? Портрет ли  это  вообще?  Нас не оставляет  чувство  зыбкостивнутреннего  движения,  его сознательной  незавершенности.  Самый  идеальныйобраз  итальянского  Возрождения  оказывается  как бы  искусно собранным  изпротивоположностей.  Но  каждый   волен  воспринимать  этот  мир  по-своему,погрузившись в его светлую, не  только  видимую, но и  слышимую, таинственнопритягательную атмосферу, идеальную и чувственную одновременно.     Великому Франсу  Хальсу даже в самых его вдохновенных портретах 660-ыхгодов не удавалось открыть  в лице  человека столько  правды, как это делалиЛеонардо и Рембрандт, едва приметно выделяя самые красноречивые  черты лица,усталость в глазах, чуть вскинутые брови,  плотно сжатые губы и всегда нечтонеповторимое  и индивидуальное в облике человека. Конечно, это  нисколько непринижает Хальса, чьи  поздние портреты стоят  рядом с самыми замечательнымитворениями европейской культуры.     В отличие  от Франса Хальса  Рембрандт создает свой стиль портрета. Также,  как  и Хальс,  он мужественно смотрит  в глаза правде, убожеству и дажеуродству жизни. Перед  его мольбертом редко  сидят здоровые  люди,  во цветесил,  полные  внутренней  гармонии.  Он  все  чаще пишет  дряхлых  стариков,немощных  старух с костлявыми пальцами, людей сломленных, испытавших тяжелоеунижение, сутулых,  сгорбленных, словно на плечах  их лежит жизненное бремя,морщинистых,  словно  сама жизнь  провела борозды по  их  лицам. Он  передалоднажды  лицо  человека  с  проваленным  носом  и   трогательным  выражениемзатравленного  зверя  (Эта картина  ныне  находится  в  берлинском  собранииКапеля). И все же некрасивость и немощь не выставляются Рембрандтом напоказ,как в портретах шутов и карликов  испанского  двора, выполненных Веласкесом,или поздних групповых и индивидуальных портретах Франса Хальса. У Рембрандтаэти некрасивые дряхлые  черты неожиданно оборачиваются  внутренней красотой,величием  и благородством  изображаемого человека. Старые,  бедные, немощныелюди запечатлены  таким  образом,  что  каждому становится  ясным,  что  онидостойны лучшей участи.     Рембрандт не смотрел  на  человека холодным  взглядом  аналитика, какимпорой всматривался в мир Леонардо да Винчи.  Усмотреть  в искусно освещенномлице человека отпечаток его внутреннего мира, угадать в каждой  черточке еголица  следы  прожитой  им  жизни  - в  этом  Рембрандт  видел то  внутреннееочищение,  которое дает искусство,  подобно тому,  как  подлинная  трагедия,согласно Аристотелю, вызывает у зрителя страх, гнев,  сострадание, тем самымочищая  его   душевное  состояние.   Это  очищение   по-гречески  называется"катарсис", и этот  термин  - "катарсис" - Аристотель часто применял в своейэстетике.  Впоследствии  современник  Рембрандта  Спиноза  считал  возможнымпреодоление   животной   косности   человеческих   аффектов  в   том   ясномпредставлении, которое может составить себе о них человек.     Уже  современники  понимали,   что   главное  средство  Рембрандта  какживописца - это светотень. Но  у Рембрандта светотень, которую он получил изнаследия Караваджо, приобрела новый смысл. Полумрак,  окутывающий лица в егохолстах, содействует их поэтическ
 

Аристотель перед бюстом Гомера Рембрандт Хармес ван Рейн
Аристотель перед бюстом Гомера Рембрандт Хармес ван Рейн
Портрет Агаты Бас Рембрандт Хармес ван Рейн
Портрет Агаты Бас Рембрандт Хармес ван Рейн
Читающая пожилая женщина Рембрандт Хармес ван Рейн
Читающая пожилая женщина Рембрандт Хармес ван Рейн
Портрет купца Мартина Лотена Рембрандт Хармес ван Рейн
Портрет купца Мартина Лотена Рембрандт Хармес ван Рейн
Рембрандт ван Рейн о голландском живописце, рисовальщике
e-mail: airkus@mail.ru
ArtNow - картины и художники
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыГостеваяГалереяСтатьи